Сейчас посетителей в клубе: 1, из них зарегистрированных: 1

В погоне за солнцем ! (Африканские мотивы 2013)

14.01.14

Солнечное затмение – одно из самых красивых и загадочных явлений природы. Оно происходит достаточно редко (в год на Земле может происходить от двух до пяти затмений), поэтому тем более важно не пропустить его. Что же такое - солнечное затмение?

Солнечное затмение – это астрономическое явление, когда Луна полностью или частично закрывает Солнце от наблюдателя на Земле. Солнечное затмение бывает только в период новолуния, когда сама Луна при этом не видна.

Но редкость солнечных затмений заключается не только в этом. Данные небесные явления каждый раз можно наблюдать из разных точек Земли, а часто лунная тень проносится над мест­ностями, практически недоступными для человека. «Ловцы» сол­нечных затмений лезут в горы и плывут на необитаемые острова, прокладывают себе путь в джунглях и изнывают от жары в пусты­нях. Но этих людей не могут остановить никакие трудности — редкие полные затмения стоят того. Ведь если сидеть на одном месте, то за тысячу лет можно будет увидеть около двух сотен затмений, из которых всего четыре-пять будут полными.


Полные затмения интересуют едва ли ни каждого землянина. Именно для наблюдения полных затмений снаряжаются экспедиции, а ученые и простые люди надеются на хорошую погоду.


Солнечное затмение 3 ноября 2013 года — гибридное (полное/кольцеобразное) солнечное затмение, которое можно было наблюдать в северной и центральной частях Атлантического океана, а также в Африке.

Максимум затмения находился южнее Ганы в 12:47:36 UTC и продолжался 1 минуту 40 секунд.

Затмение прошло своей максимальной фазой с запада на восток по центральной части Габона (фаза в г.Порт-Жантиль — 0,997 в 13:50 UTC или 14:50 местного времени) и Республики Конго, на севере Демократической Республики Конго (полное затмение в г.Мбандака в течение 30 секунд в 14:08 UTC или 15:08 местного времени), на севере Уганды, северо-западе Кении, вдоль южной границы Эфиопии и захватило небольшую часть территории Сомали.


Я предлагаю Вашему вниманию описание научной экспедиции по наблюдению солнечного затмения, в которой принимал участие Сергей Арктурович Язев. С которым мы познакомились в связи с падением метеорита в Челябинской области.


Справка: Язев Сергей Арктурович (род. 16 апреля 1958, Иркутск) — директор астрономической обсерватории, доцент Иркутского государственного университета, старший научный сотрудник Института солнечно-земной физики СО РАН, кандидат физико-математических наук. Член правления Международного (Евро-Азиатского) астрономического общества, научный руководитель проекта «Иркутский планетарий».



Сергей Арктурович замечательный рассказчик. В настоящий момент он описывает экспедицию по наблюдению солнечного затмения в Кении. Ежедневно публикует новые (свеженаписанные) фрагменты на страницах своего ЖЖ

Я посчитал, что это описание будет интересно нашим читателям и попросил у Сергея Арктуровича разрешения на параллельную публикацию на страницах Автопипла.


Разрешение получено - НАЧИНАЕМ !

15.01.14

4 декабря, 2013 "Фрагмент 20"


За увлекательной беседой застывшее, казалось, время, наконец, со скрипом двинулось и пошло. На часах обозначились 11 часов. Проснулось табло, там появилось долгожданное слово Lodvar, к стройке регистрации вышли два кенийца, и мы с Сергеем ринулись регистрироваться на рейс. Показали свои электронные билеты (я втайне ожидал, что нас спросят, - что это такое? А где ваши настоящие билеты? Но глобализация проникла и сюда,- нас равнодушно зарегистрировали, и даже вручили посадочные талоны). Оставив рюкзаки, мы сдали в багаж свои сумки (они тут же исчезли). Дальше, как и во всем мире, за дверью оказался зал с креслами и стеклянной стеной, выходящей на летное поле, где просматривались несколько самолетов. На входе предстояло опять разуться, снять ремень и safari suit , но это было уже неважно: нас-таки допустили на кенийский внутренний рейс! Купленные Гавриловым по интернету билеты сработали.

…Мой рюкзак беспрепятственно проехал сквозь рентгеновский аппарат, а вот Сергея притормозили. Завязывая шнурки «берцев», я увидел, как Сергей активно общается со службой контроля. Негры из службы контроля улыбались, и издали были хорошо видны белые зубы.

Вскоре Сергей подошел, вздевая рюкзак на плечо..

- Что они у тебя нашли? – спросил я.
- Сказали, что нельзя на борт, - отозвался Сергей, демонстрируя до сих пор не допитую нами плоскую бутылку коньяка.
- Так у нас еще два часа до вылета! – сказал я. – Какие проблемы!

Мы прошли в кафешку и сели за столик с отличным панорамой летного поля, которое расстилалось за стеклянной стеной. Заказав чайничек с черным чаем, Сергей извлек из рюкзака что-то недоеденное из предыдущего самолета и с сомнением посмотрел на плоскую бутылку. Потом он попросил дополнительно к имеющимся еще пару стаканчиков и плеснул в них из бутылки первую (ее же предпоследнюю) порцию.

- Ну, давай! – сказали мы дуэтом друг другу и тихо чокнулись. Облака за стеклом постепенно рассеивались, солнце светило в голубом небе почти из зенита. Рядом с нами за круглым столиком сидели три замечательных негра - один был наголо брит, второй с многочисленными косами, третьего я не запомнил. Они явно были работяги – в робе, уверенные в себе, сидели, что-то обсуждали и смеялись. Мы были в Африке. Я поймал себя на том, что за те несколько часов, которые мы пребывали в Найроби, темный цвет кожи начал мне казаться абсолютно естественным и красивым. Совершенно неестественно выглядели здесь мы!

Я с сожалением посмотрел на наши бледные незагорелые руки. Гены были явно не кенийскими.

- Давай покончим с этим, – предложил я, кивая на стыдливо спрятавшуюся за стаканом с вилками почти опорожненную бутылку. Сергей с видимым облегчением разлил остатки и поставил тару под стол. Указание службы контроля было выполнено – с коньяком мы, наконец, покончили!

Стало чуть веселее. Мы допили чай и перешли в соседний зал, усевшись напротив выхода. Симпатичная негритянка в форме подтвердила, что выход на Лодвар будет именно здесь.

В назначенное время ничего не произошло. Я дождался появления негра в форме нашей авиакомпании, и тот сообщил о задержке рейса на 30 минут. По сравнению с теми бесконечными часами, которые мы тут провели, это была сущая ерунда. Мы даже не сильно расстроились.

- Интересно, мы одни полетим в этот Лодвар? – спросил Сергей, оглядываясь. – Неужели туда надо еще кому-то, кроме нас? А они не отменят рейс, если мы окажемся одни?


DSC01374DSC01375

На фото: в зале ожидания. Сергей Евчик и и дети Африки. Перед вылетом в Лодвар.


Челябинск www.avto74.com
18.01.14

4 декабря, 2013 "Фрагмент 21"


И тут вдали за стеклянной стеной появился маленький ярко-красный самолетик.

- Спорим, - сказал я, - что это и есть наш транспорт!

Сергей посмотрел, и мне показалось, что лицо у него вытянулось.

… У меня был опыт полетов на судах малой авиации. Помню сюжет из детства: мне 10 лет, год был, кажется, 1968-ой, мы с мамой и пятилетней сестрой летим на море, -аэропорт Херсона, грунтовая полоса, самолет «АН-2», вылетающий в маленький курортный городок Скадовск на берегу Черного моря. Лететь двадцать минут. По траве ветер разносил гигиенические пакеты из кучи неподалеку от места стоянки самолета. Мы сели в самолетик, мотор затарахтел, машина начала разгоняться, подпрыгивая на кочках. Запомнилось, что в иллюминаторе было явно оконное стекло, прижатое гвоздиком. Все громко дребезжало, смотреть в окно, сидя спиной к стенке, было неудобно. Самолетик сделал круг по полю, вернулся на прежнее место и остановился. Двигатель затих. Дверь в кабину открылась, и из кабины на застывших пассажиров сверху вниз внимательно посмотрел один из пилотов.

- Что-то мотор барахлит, - сказал он. - Мы решили не взлетать!....

Двенадцать пассажиров вылезли из самолетика и сели на траву. Солнце светило вовсю, было жарко. Пилоты подкатили к двигателю лесенку на колесиках и открыли капот. Один из пилотов воздвигся на лесенку, достал отвертку и начал ковыряться с моторе. Я не помню, с каким выражением смотрели на это действо пассажиры, но полагаю, что с ужасом. Что пережила тогда мама с двумя бестолковыми детьми!

Дело кончилось тем¸ что через полчаса подогнали другой «АН-2», мы загрузились в него и через полчаса были в Скадовске. Тогда я впервые увидел с высоты птичьего полета песок и барханы, из которых торчали редкие кусты, еще более редкие деревья и какие-то колючки….

…. Спустя много лет, в 2009 году, мы с Семеновым, Гавриловым и Шевелевым перелетели на совсем уже маленьком самолетике с острова Тарава на остров Маракей. Тихий океан, республика Кирибати, я ее уже упоминал. На этот раз сохранились даже видеокадры, на которых видно, как останавливается лицо Гаврилова по мере того, как начинает вращаться винт самолетика. Про свои полеты на вертолетах я расскажу как-нибудь в другой раз. А году в 1984-ом я летал на чехословацком «Л-410» (была такая страна – Чехословакия) из Иркутска в Нижнеудинск – теперь самому не верится, что существовали и такие рейсы. Так что красная «Сессна» - это был еще не худший вариант….

А вот Сергей на малых судах, видимо, не летал. Не приходилось. И создавалось (у меня) впечатление, что он как-то не очень хочет приобрести такой experience. Но деваться было некуда.

Тут страшно и непонятно объявили посадку, и мы поняли, что мы летим действительно на красном самолете, причем летим не одни. Нам оборвали корешки посадочных талонов, стеклянная дверь растворилась, на нас пахнуло жаром, и мы шагнули на летное поле. Все-таки это была Африка: стало на улице тепло, наконец! Солнце жгло вовсю.

- Сергей, обернись! - закричал я.

Сергей браво обернулся, сделал ручкой и храбро устремился к красному самолету. Я сделал пару кадров и последовал за ним.

DSC01379 DSC01377


На фото: в Лодвар!


Челябинск www.avto74.com
19.01.14

8 декабря, 2013 "Фрагмент 22"



Дверь в самолет изящно разломилась надвое. Ее верхняя часть образовывала навес с окном над входом, нижняя часть, упершись в бетон, являла собой лесенку, по которой лихо проникали внутрь немногочисленные пассажиры.

- Сергей, займи мне место у окна! – крикнул я, возясь с фотоаппаратом в конце небольшой очереди.

Мой товарищ обернулся, кивнул, пригнулся и исчез внутри самолета.

Внутри было так. Впереди, естественно, располагалось кресло пилота, ничем не отделенное от салона. Перед ветровым стеклом виднелась лопасть винта. По левому борту шел ряд одиночных кресел. Впереди уже сидели, и Сергей примостился на кресло в последнем (четвертом) ряду.

- Вот Ваше место! – сказал он. Справа от прохода в том же ряду были два незанятых места – обитая дермантином скамья с такой же спинкой и двумя подголовниками. Возле окна на скамье лежал рюкзак Сергея. Помимо рюкзака, здесь находились два небольших пакета из плотной коричневой бумаги, запечатанные канцелярскими скобками. Пояснение для тех, кто помнит – примерно в такие пакеты упаковывали сахарный песок (по одному килограмму) на излете эпохи Советского Союза.

- Это что? – спросил я о пакетах, передавая Сергею его рюкзак.

- Сухпаек, - ответствовал тот.

Я распечатал один пакет. Паек был не очень сухой: здесь пребывали поллитровая пластиковая бутылка с водой и несколько квадратных печенек, замотанных в пищевую пленку. Это было очень кстати, но хотелось бы побольше – мы толком ничего не ели уже давно…

Посадка в самолет заканчивалась. Завершив что-то выяснять у симпатичной негритянки в форме, на борт поднялась крупная бледнолицая женщина в обширной белой футболке и джинсах. Ее волосы были заколоты в виде шишки на затылке. Было видно, что она абсолютно не уделяет внимания таким пустякам, как одежда и макияж. Она села рядом с мной, притиснув меня к окну, заученно мило улыбнулась, и сказала - «хай»!

- Хай! – отозвался я и вручил ей второй (нераспечатанный) пакет. – It is for you!

- O, thanks! - сказала она, с некоторым трудом пристегнула ремень (таким мелочам, как фитнесс, она тоже явно не уделяла внимание), извлекла из сумки книгу на французском языке, надела очки и немедленно погрузилась в чтение. Я осторожно сдвинулся к окну, но освободившиеся сантиметры были немедленно заполнены моей бдительной (несмотря на книгу) соседкой. Так питон, удушая жертву, сжимает свои кольца, когда жертва выдыхает, - не дает вдохнуть.

DSC01384

На фото: под крылом самолета о чем-то...


Челябинск www.avto74.com
19.01.14

8 декабря, 2013 "Фрагмент 23"


Пытаясь отвоевать хотя бы немного пространства, я открутил пробку (она была заклеена листком бумаги со штампом авиакомпании Five Forty Aviation Limited) и глотнул воды. После этого я съел печеньку. То, что в тесто был зачем-то добавлен перец, я почувствовал не сразу. Лучше бы не начинал, потому что остановиться уже не мог. Сжевав все пять перченых от души квадратиков, я снова открутил пробку, чтобы запить. То, что в воде плавал какой-то бледный осадок, увидел уже тогда, когда отхлебнул почти половину. В голове пронеслись апокалиптические картины – вода из-под крана, брюшной тиф, холера, дизентерия, гепатит и прочие чудовища, дружно плавающие в бутылке вразмашку. Как бы дожить до затмения? Оставалось чуть больше суток…

Что же гарантировал штамп авиакомпании на пробке? Проверено – мин нет? Как минимум, это означало, что вода разливалась не на заводе. Я вообразил уставшую негритянку в форме Five Forty Aviation, наливающую воду в бутылки из-под крана, а затем закручивающую пробки и наклеивающую заранее проштампованные бумажки. Наклеивающую, естественно, слюной.

Я тут же вспомнил детали, которым ранее не придал значения. Когда Гаврилов покупал для нас с Сергеем билеты по маршруту Найроби-Лодвар, он предупреждал, что эта компания позиционируется, как обеспечивающая low cost air transportation services in Kenya. Но других вариантов на сегодня не было.

Выражение low cost services выглядело в Иркутске совсем по-другому. Сейчас, внутри самолета, об этом лучше было уже не думать.

И что это за странное название – Five Forty? – с опозданием подумал я. Намек на какой-то неведомый нам африканский контекст?

Тем временем дверь позади меня, разъятая на две половинки, сомкнулась, а симпатичная негритянка под окном исчезла. Чернокожий пилот объявил по-английски без всякого микрофона (в нем не было необходимости, - я имею в виду микрофон, конечно, а не пилота), что приветствует нас от имени авиакомпании Five Forty Aviation (я снова внутренне содрогнулся), что летим мы в Лодвар, и лететь нам два с половиной часа. После этого он (на этот раз я о пилоте, а не о микрофоне) начал щелкать тумблерами. Двигатель громко заныл, винт дрогнул и начал вращаться, вскоре превратившись в прозрачный дрожащий круг. Наш красный самолетик тронулся с места и покатился по бетону.

Мы долго ехали по явно неровному покрытию, потом ждали еще минут десять возле полосы (мимо нас пронеслись два садящихся самолета покрупнее), и наконец, вырулили на старт. Мотор угрожающе затрещал, мы начали разгоняться и в конце концов оторвались от земли, быстро уходя вверх. Начинался последний,– точнее, нужно говорить «крайний», как учат нас космонавты, летчики и моряки – четвертый перелет за последние полтора дня. Из них второй через экватор за последние двенадцать часов.

«… Оно конечно, этот случАй всех злее».


Челябинск www.avto74.com
19.01.14

11 декабря, 2013 "Фрагмент 24"


Внизу за окном расстилалась Африка.

Сначала на серо-коричневом фоне (высокогорная пустыня) были видны бесконечные одноэтажные постройки пригородов трехмиллионного Найроби. Прямо среди построек попались несколько фантастических объектов.

Это были громадные карьеры с практически отвесными стенами. Можно было разглядеть узкий уступ, оставленный для дороги и нависающий над пропастью, - по такому серпантину можно спуститься метров на пятьдесят на дно карьера. Что там добывают? Я не узнал этого до сих пор…

Дальше начиналась явная промзона – многочисленные склады и ангары. Затем под нами проплыл аэропорт (самолеты выглядели, как разбросанные на сером столе белые крестики). И дальше, за квадратиками явных сельхозучастков, показалось чудо природы – мы подлетели к краю Великой Рифтовой долины (название Большой Африканский разлом также допустимо).

Африканский рифт - это гигантский провал, граница между плитами земной коры. По разным оценкам, длина его составляет от шести до девяти (африканцы, конечно, говорят про девять) с лишним тысяч километров, и протягивается он от Красного моря до Мозамбика. На границах впадины поднимаются ввысь вулканические горы. Ширина рифта достигает 100 километров, окаймляющие ее почти отвесные горные стены гор имеют высоту до 800 метров.

Считается, что рифт образовался около 30 миллионов лет назад в результате относительного сдвига соседних плит. Движение, судя по имеющимся данным, продолжается и сегодня, - не случайно здесь немало проявлений вулканизма. Я встречал сообщения о том, что вдоль рифта лопается тело Африки, которая трескается, разламываясь почти по меридиану.

Много лет, рассказывая в лекциях о большом каньоне на Марсе, я с пафосом утверждал, что ничего подобного на Земле нет. В известном смысле так оно и есть: глубина марсианского каньона в десять раз больше, чем в Африке. Хотя длина и ширина поменьше. Происхождение каньона на Марсе совсем другое, похоже, плит и тектонических движений на Марсе нет, – по крайней мере, сегодня считается, что это так. Так что сравнивать эти две долины нельзя. Хотя хочется: слишком уж обе грандиозны!

В общем, любой пафос обязательно приводит к неприятностям – в этом я уже давно и не раз убеждался. Теперь, говоря о Марсе, непременно буду вспоминать Кению.

DSC01395

Над Африкой. Вблизи Найроби


13-0 РИФТ СХЕМА

Рифт на плакате. Отсюда до Найроби - два часа езды.


Челябинск www.avto74.com
19.01.14

12 декабря, 2013 "Фрагмент 25"


Назвать рифт долиной в привычном смысле этого слова сложно. Разлом не сплошной – кое-где поперек каньона вспучились горы. Севернее Кении он расходится на два, и эти две трещины смыкаются южнее, в районе огромного озера Виктория.
Любопытно, что это озеро здесь не одно: естественно, самые глубокие места разлома заполнены водой, и цепочка пресноводных, отчасти заболоченных (как хорошо видно сверху) озер трассируют «фарватер» рифта. Озеро Туркана, длинное и тонкое, как наш Байкал (только поменьше), залило участок разлома на севере Кении. Пишут, что в озерах рифта, как и у нас в Байкале, немало эндемиков.

С самолета все это выглядело поразительно. Ровная поверхность, на которой виднелись далекие пригороды Найроби, круто, стеной, уходила вниз. Гигантский уступ, исполинская ступенька резко обрывалась, и там, метров на двести ниже, начиналась другая равнина, где тоже просматривались маленькие строения.

Самолет не стал спускаться, повторяя контуры рельефа. Он продолжал лететь горизонтально, но мы сразу оказались метров на двести выше над землей, которая ушла под нами далеко вниз.

Неделей позже, уже после затмения, мы возвращались в столицу на джипе, и дорога шла по дну рифта. Когда мы поднялись на стену, вид был потрясающим – почти как с самолета…

00 озеро
Дно рифта местами заполнено водой. Так возникла цепочка озер.


13-1 РИФТ

Склоны долины. Наверху, на плато, столица Кении Найроби.


Челябинск www.avto74.com
19.01.14

13 декабря, 2013 "Фрагмент 26"



А потом я увидел круги на полях.

Они производили сильное впечатление. Круги были разных размеров, но в целом огромные, - как минимум, в первые сотни метров. Больше всего они напоминали круговые диаграммы, где секторы разного цвета в круге отражают соотношение каких-нибудь показателей.
Круги наблюдались справа по борту. Я посмотрел налево. Дама рядом со мной продолжала читать французский текст, - он привлекал ее сильнее, чем вид за окном. Сергей Евчик спал, прислонившись к стенке. Будить его я не стал, и снова стал рассматривать разномастные круги, проплывавшие под крылом.

… К кругам на полях у меня особое отношение. В 2007 году на программе «Пусть говорят!» у Андрея Малахова я заявил (поскольку специально разбирался с этим вопросом и даже написал об этом в книге), что круги на полях создают, несомненно, люди. И рассказал, как это делается. И добавил случай, описанный в газете «Известия» - как барсук валялся на поле, подминал высокие колосья, а потом объедал зерна, оставляя правильные круги после себя. Массовка хохотала, сидевший напротив меня писатель Сергей Лукьяненко тоже, кажется, был доволен, улыбались и коллеги – эксперты из комитета по метеоритам. Зато приглашенные уфологи были просто в ярости. Они отвечали неинтеллигентно, обвинили меня в некомпетентности, и начали эмоционально доказывать, что никакому человеку не под силу соорудить такие сложные изображения на полях, - этим могут заниматься только инопланетяне! И всякому разумному человеку должно быть ясно, что иных причин быть не может! А если человеку это не ясно, то это означает, что ....

Противостоять их штурму и натиску было невозможно. Только было я собрался им сказать, что трудно придумать более глупое занятие для космонавта, преодолевшего десятки (а то и сотни) сотни тысяч световых лет пути ради того, чтобы дорваться до возможности тайно портить урожаи зерновых на далекой планете, куда он, наконец, долетел. Разумеется, – разве может развитая цивилизация, организовавшая межзвездный перелет, найти более рациональный способ установить контакт с братьями по разуму, кроме как напакостить ночью у них на полях?... Но тут Малахов объявил об уходе на рекламу, в студии погасили свет, а после рекламного блока обсуждалась уже другая тема.

Про новое обсуждение вечной проблемы пресловутых кругов на другой телепрограмме, которую желающие смогут скоро увидеть, я напишу на следующей неделе. А пока вернемся к кругам в Кении. Я продолжал ими любоваться, а они все плыли и плыли назад. Маленькая тень нашего самолетика скользила прямо по кругам.

Я подумал, что надо будет попробовать на следующий год соорудить на огородике такую же секторную клумбу. В одном секторе – одни цветы, в следующем – другие. Так же, как в Кении уже давно сажают разные культуры, которые в разные цвета окрашивают разные секторы. И эти посадки прекрасно смотрятся с самолета.

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что были внизу не только круги, но и прямоугольники. Все-таки есть у прямоугольников несомненные достоинства по сравнению с кругами. Те, кто сажает картофель, это знают.

35-1 КРУГИ НА ПОЛЯХ


35-2 КРУГИ НА ПОЛЯХ


35-3 КРУГИ НА ПОЛЯХ

Вот они, прямоугольники и круги Кении - поля местных земледельцев.


Челябинск www.avto74.com
19.01.14

14 декабря, 2013 "Фрагмент 27"


Наш полет продолжался. Слева показался огромный вулкан (его заметил проснувшийся Сергей). К сожалению, снимки не получились: Солнце светило слева, поэтому грязь и царапины на окне со стороны Евчика бликовали и испортили фото.
Под нами появились облака. Мы влетели в облачную гряду, самолет начало болтать (Сергей утверждает, что очень сильно). Франкочитающая дама, несмотря на окружавшую нас турбулентность, не отрывалась от своего текста. Ее необъятное теплое бедро слева вынуждало меня отползать по скамье вправо, вжимаясь в стену.

Облачность (вместе с болтанкой) быстро закончилась. Я снова посмотрел в окно.

Внизу возникло большое озеро. Синяя вода красиво окаймлялась широкой ядовито-зеленой полосой ряски. Я представил себе, сколько там, внизу, на заболоченной воде, малярийных комаров, ожидающих нашего появления… Но самолет уносил нас все дальше, зеленого цвета под окном становилось все меньше, и в конце концов зеленые тона исчезли совсем. Под нами простиралась серо-бежевая пустыня, причудливо изрисованная сухими руслами. Вдоль русел тянулись цепочки черных точек. Для слонов их все-таки было слишком много. Вероятность того, что это были кусты, представлялась более высокой.

Хотелось пить. Перченое печенье давало себя знать, но вода с мутным осадком в бутылке от авиакомпании «Five Forty Aviation» выглядела настолько подозрительно, что я не стал пробовать еще.

Впрочем, недолго.

Минут через пять я убедил себя в том, что если человек уже глотнул из опасной бутылки, то злобные бациллы все равно попали в желудок, и будет ли их немного больше или нет, роли уже не играет. Еще минут через пять я сделал основательный глоток, намертво закрутил пробку и с опаской прислушался к себе. Пока все было в порядке - бациллы, вероятно, еще спали.

Черные точки на бежевом фоне стали видны лучше (с некоторых пор принято говорить «более лучше»). Закрылки (элероны?.. флапероны?...) на нависавшем сверху красном крыле зашевелились, тон гудения двигателя чуть изменился. Похоже, мы начали снижаться.

Черные точки превратились в темные пятна. Теперь можно было разглядеть, что это отдельные деревья с плоскими кронами.
Показались первые артефакты – небольшие отдельные хижины. Затем пространство заполнилось низкими домиками с плоскими крышами, потянулись внизу улицы с убогими строениями, отгороженными друг от друга несуразными пестрыми заборами, – и я явственно ощутил, в какую забытую всем миром дыру мы-таки прилетели.

Домики вовремя исчезли, их удачно заменила серая полоса бетона, висевшее за окном колесо правого шасси, сомкнувшись с собственной тенью, дрогнуло и стремительно завертелось. Мы покатились по полосе.

- Лодвар – сказал пилот.

Кто бы сомневался.

Над изрядно заболоченным озером

Вероятно, у этого озера много веселых малярийных комаров.

Сухие русла пустыни
Сухие русла пустыни

Кусты  у сухого русла
Кусты у сухого русла


Челябинск www.avto74.com
19.01.14

17 декабря, 2013 "Фрагмент 28"


Двигатель замолчал. Сзади снова разломилась дверь, ее нижняя часть со ступеньками легла на горячий бетон.
Я отстегнул привязной ремень. Французская женщина исчезла, и больше ее не было видно. Скорее всего, она исчезла навсегда. По крайней мере, для меня.
- Поздравляю с завершением транспортировки! – сказал я Евчику. За полтора дня мы совершили четыре перелета, дважды пересекли экватор и прилетели, наконец, в городок Лодвар на севере Кении.

- И что дальше? – спросил Сергей. – Встречают ли нас наши друзья?

Мы выбрались из самолета и сразу почувствовали, что это все-таки Африка. Было очень жарко, и Солнце жгло, - видимо, по-африкански. Мы огляделись.

Позади – за самолетом – виднелась неподалеку нелепо торчащая одинокая коническая гора с крутыми склонами. На вершине просматривалась вышка с ретрансляторами. Впереди, прямо на бетоне, стоял навес, окруженный невысоким заборчиком. Вероятно, ждать багаж можно было здесь – не под Солнцем. За навесом радовал глаз забор из редких столбиков, между которыми в три ряда была натянута колючая проволока. И, собственно, это было все. Никаких зданий аэровокзалов, грузовых терминалов либо высоко поднятых диспетчерских будок не наблюдалось. Поодаль, за колючей проволокой, дрожали в горячем мареве убогие одноэтажные строения грязно-песочного цвета с плоскими крышами. Справа вдали, за забором виднелись какие-то люди (встречающие?) и несколько автомобилей.

- Между прочим, понадеявшись на наших друзей, я не записал даже названия отеля, где мы должны поселиться, - сообщил я Сергею. – Договаривались, что они нас обязательно встретят.

- Вон, встречают! – сказал Сергей.

К нам прямо по летному полю спешили два невысоких негра. У одного был фотоаппарат с очень хорошим объективом.

- Вы на затмение? – спросил человек с фотоаппаратом. – Я журналист. Скажите, как вас зовут, откуда вы приехали и каковы ваши планы. Не дожидаясь ответов, он навел на нас объектив и сделал выстрел в упор.

Я написал ему на листке из его блокнота, как нас зовут и откуда мы приехали. Но тут рядом с нами залязгала железная тележка с бортами из проволочной сетки на колесах, где лежали наши сумки. Я сказал «sorry», мы с Сергеем выдернули из тележки сумки. Я чувствовал, как стремительно нагревается голова. У меня была с собой бейсболка с эмблемой Иркутского университета, но она лежала в недрах сумки.

- Между прочим, на экваторе концентрация озона в озоновом слое процентов на 20-30 меньше, чем в Иркутске, - сказал я Евчику. – Другими словами, если говорить об уровне ультрафиолета, то мы сейчас как будто у себя дома, но под озоновой дырой. Рак кожи появляется в первую очередь у таких, как мы – людей со средних широт, приехавших на экватор.

- Понятно, - нервно сказал Евчик. На нем была широкополая серая шляпа и серая же рубашка с длинными рукавами. Все озоновые дыры мира были для него безопасны. – Ну и где наш друг Семенов?

Он выдернул длинную ручку из своей сумки (как Горец из фильма извлекает из своих одежд меч вдвое длиннее своего плаща) и покатил ее к навесу – мимо местных журналистов. Те быстро поняли, что больше ничего от нас не добьются, спрятали листок из блокнота с моей фамилией и пошли себе направо, шлепая сланцами по бетону,– туда, где, по-видимому, можно было выйти с летного поля в город.


02 САМОЛЕТ В ЛОДВАРЕ

Первые шаги на земле Лодвара. Сергей Евчик,самолет и девушка. Ну, и дедушка.


Челябинск www.avto74.com
19.01.14

17 декабря, 2013 "Фрагмент 29"


Мы поставили сумки под навес, и Сергей начал привычно ощупывать карманы, доставая сигареты.

- Я схожу, посмотрю, - сказал я и пошел к выходу. Руки (рукава моей рубашки были короткими) стали быстро нагреваться. Я представил себе, как солнечное ультрафиолетовое излучение, проходя сквозь чахлый экваториальный озоновый слой, безжалостно выжигает кожу на руках, как руки краснеют. И отваливаются, со стуком падая на бетонку. Впрочем, может быть, не сразу.
Я быстро шел мимо забора из колючей проволоки, но уже хорошо видел, что все стоящие у прохода были неграми. Никто из них не был похож на наших товарищей, а значит, нас никто не встречал. Вряд ли члены нашего разведотряда так изменили цвет за несколько дней…

Я уже начал прикидывать последовательность наших с Евчиком дальнейших действий в сложившейся ситуации, но тут откуда-то, поднимая клубы пыли, к толпе кенийцев подлетел превосходный джип – Тойота Ландкрузер, откуда немедленно высыпались трое знакомых бледнолицых.

Мы подошли к колючей проволоке одновременно – я со стороны летного поля, Дима Семенов и Миша Меркулов – со стороны города. Вслед за ними спешил ученый секретарь Научного совета по астрономии РАН, всемирно известный организатор международных астрономических олимпиад Михаил Геннадьевич Гаврилов в привлекавших всеобщее внимание светлых штанах. Одна его штанина была разорвана от колена до самого низа.

Мы обменялись радостными бессвязными приветствиями и пожали друг другу руки сквозь колючую проволоку. Гаврилов вытащил фотоаппарат и потребовал повторить ритуал. Мы по-американски улыбнулись ему в объектив и снова продели руки в проволочное заграждение.

- А где Евчик? – громко спросил Меркулов. Второй его вопрос был вполне ожидаемым и удивления у меня не вызвал.
- Вы привезли виски?

- Да вон он, под навесом. Там наши вещи – сейчас придем! – невнятно отозвался я и ринулся назад.

Все было хорошо. Все было просто отлично! Наша давняя странная компания воссоединилась, и значит, снова начиналась полноценная экспедиция, как всегда, вполне авантюрная, но, опять-таки, как всегда, радующая душу. После событий совсем другого рода, проистекавших в Иркутске еще пару дней назад, это было замечательно.

Мы с явно обрадованным Евчиком надели рюкзаки, взяли наши сумки (а Сергей подхватил и смотанные скотчем фотоштативы), и отправились к выходу с поля.

Нас приветствовал возмущенный вопль Меркулова (смотрите-ка, они налегке, а мы-то с перегрузом летели!). Ему вторил Семенов (ну вот и исполнилась моя давняя мечта – наконец-то я вижу Евчика за колючей проволокой!..) И звучал над летным полем здоровый оглушительный хохот (все негры, глазевшие на красный самолет, обернулись, рассматривая этих странных бледнолицых), сопровождаемый застывшей, как у Моны Лизы и загадочной, как у Чеширского кота, улыбкой Гаврилова, проглядывавшей из черной бороды с проседью.

До солнечного затмения оставались ровно сутки.

Экспедиция возле Тойоты
Экспедиция возле "Тойоты". Михаил Меркулов, Сергей Язев, Дмитрий Семенов, Михаил Гаврилов, Сергей Евчик. Астрономы в Кении.


Челябинск www.avto74.com
22.01.14

1 января, 2014 "Фрагмент 30"


Продолжаю публикацию прерванной серии "Африканских мотивов". Помешали в свое время этому Ксения Собчак ( серия текстов про съемки на ТВ-3) и большая загрузка по работе в конце года ( работать приходилось почти до полуночи каждый день, ибо отчеты - дело серьезное).


Комментраий: Имеется в виду участие С.А.Язева в съемках телепередачи посвященной загадкам природы и НЛО. Совместно с уфологами, где уфологи были разбиты наукой в пух и прах! (vlad_m)

Ну что ж, продолжим.
Мы с Евчиком прошли через калитку, покинув, наконец, летное поле. За калиткой, стояли разнообразные негры и глазели на нас – как мы шумно шли к джипу, величаво стоявшему среди авто поскромнее. Под ногами был мелкий пыльный песок, сверху из голубого неба жарило солнце, вдали торчали пыльного цвета приземистые одноэтажные прямоугольные строения, окруженные заборами. Африканские приключения продолжались .

… Джип был отличный, практически новый – это было сразу заметно. За рулем сидел круглоголовый улыбающийся кениец – сразу было видно, что он невысокий. Возле открытой двери джипа стоял высокий мощный негр в футболке с надписью “Police”.

- Это Макамба! – сказал Дима Семенов. – Наш гид и наша охрана.
Мы с Сергеем пожали могучую руку Макамбы и загрузились в джип. На двери машины сияла надпись - Gaig & Leshan. Safaris limited.

- Машина от Лешана,- пояснил Гаврилов. Я кивнул.

… История с появлением в нашем проекте загадочного человека по имени Лешан была не совсем обычной. Полгода назад мы только начали смотреть на карту Кении и осваивать незнакомые названия. Погрузившись в трясину интернета, мы долго могли понять, к какой все-таки турфирме обратиться. И тут я вспомнил важное.

Дело в том, что у меня есть дальний (очень дальний!..) родственник, с которым мы никогда не встречались, и которого я видел только на фотографиях, а в былые времена – по телевизору. Родственника зовут Сергей Владимирович Ястржембский. В прошлом он занимал разные государственные посты, включая, например, должность заместителя руководителя администрации - пресс-секретаря Президента Российской Федерации в ельцинские времена.

То, что он мой родственник, я узнал случайно (спасибо еще одной моей дальней родственнице, москвичке Наталье Васильевне Быковской, занимающейся генеалогическими исследованиями). Оказалось, что наши общие предки жили некогда в городе Кашине (Тверская область, 180 км от Москвы). Мой прадед по материнской линии, Алексей Петрович Дорогутин, был последним городским головой Кашина (умер летом 1917 года). В числе предков Дорогутина значится Мария Кункина, – представитель ветви рода, откуда вышел Ястржембский…

То, что Сергей Ястржембский стал основателем киностудии «Ястреб-фильм» и в последние годы регулярно посещал Кению, снимая документальные фильмы, я знал. Поэтому еще в июле я отправил ему электронное письмо, рассказав о наших планах, и попросил совета – как добраться до окрестностей озера Туркана, которое пересекает полоса солнечного затмения.

Ястржембский ответил сразу.

«Буду рад помочь вам, к тому же озеро Туркана - "мое" место. Мы там снимали, – магическое и странное место. Моя помощница, Анна, завтра пришлет вам координаты нашего друга Лешана, туроператора из Кении, который все сможет организовать. Сошлетесь на меня, но по условиям договаривайтесь напрямую. Я в Кении буду уже 29.07, скажу ему тоже. С уважением, С.Я. и Sent from my iPad»

На следующий день, как и было обещано, мы получили адрес масая Лешана, с которым по моей просьбе от имени нашей команды немедленно вступил в переписку Михаил Гаврилов.

Ранее все мои знания о масаях проистекали из песни любимого моего барда Олега Медведева «Джимми» с проникновенным припевом:


Джимми, не промажь, не промажь в масая,
Джимми, не промажь, не промажь!

В песне Олега есть еще и такие слова:

Первым на войне погибает слабый,
Армия по жизни - волчья тропа.
Помирает Джимми под баобабом:
Джимми промахнулся, а масай - попал…

…Джимми чешет в рай, весел и спокоен,
Джимми видит свет и помнит имя свое.
Об его мундирчик масайский воин,
Сладко улыбаясь, вытирает копье.

Мы заглянули в википедию. Масаи характеризовались, как одно из наиболее воинственных племен (свирепые воины, вооруженные металлическими копьями), с которыми колонизаторам в свое время пришлось повоевать всерьез. И мы начали переговоры с масаем Лешаном, используя относительно безопасный способ, исключающий применение копья – электронную почту.

дверь джипа Лешанаджип Лешана

Джип Лешана на просторах Африки


Челябинск www.avto74.com
22.01.14

1 января, 2014 "Фрагмент 31"


Понемногу выстроилась логистика, постепенно договорились о цене услуг. Лешан (называя Гаврилова «братом») призывал нас воспользоваться услугами его фирмы и разместиться на восточном берегу Турканы, куда должны были приехать отовсюду полторы тысячи наблюдателей затмения, профессионалов и любителей.
Нас восточный берег не устраивал категорически. Во-первых, с учетом нашего с Евчиком позднего прилета, мы рисковали не успеть на место. Во-вторых, разместиться в Лодваре, где был аэропорт, было гораздо удобнее, и мы просили Лешана найти нам здесь какое-нибудь пристанище и снабдить машиной, на которой мы могли бы в день затмения добраться до полосы (примерно 50 – 60 километров). Лешан запросил неподъемную для нас сумму, и продолжал предлагать восточный берег. Мы посовещались, Гаврилов сочинил достаточно жесткое письмо брату Лешану, я дал отмашку, и письмо ушло в Африку. Там говорилось, что мы не относимся к числу богатых клиентов Лешана, которые платят ему втрое больше, чем мы предлагаем. Мы ученые, и то, что он просит с нас в сутки, мы зарабатываем за месяц. Поэтому наши условия таковы. Нам нужны Лодвар и машина, и это не обсуждается, а заплатить мы сможем не больше, чем сможем (согласованную сумму Гаврилов указал).

В конечном итоге Лешан сбавил цену практически до названной нами. Он написал, что нашел место в Лодваре, где мы сможем поселиться, и выделил нам джип с водителем и гидом-охранником. Нам было сказано, что охрана должна быть обязательно.

Было ясно, что это способ хотя бы немного поднять цену, но мы согласились. Тем более, трудно было не принять во внимание адресованное мне письмо посла РФ в Кении, где говорилось, что «безопасность пребывания там (имелись в виду окрестности озера Туркана) никто не может Вам гарантировать, что бы ни говорили представители местных туристических компаний».

Итак, мы ударили по рукам (если можно так сказать об обмене электронными письмами. Половину денег мы перегнали на банковский счет Лешана, остальное привезли Семенов и Меркулов и отдали Лешану в руки наличкой в Найроби (тот естественно, лично встречал наших квартирьеров и привез их в столичный отель). В результате денег у наших товарищей практически не осталось, поэтому наше с Евчиком появление в Лодваре было необходимым элементом проекта: мы везли с собой во внутренних карманах необходимые для дальнейшего существования в Африке доллары….

- Я-то думал, что масаи – худые и щуплые, - сказал мне Меркулов. – А Лешан, между прочим, здоровенный – куда крупнее Макамбы!

Я посмотрел на амбала Макамбу и понял, что Лешан должен быть очень крупным представителем народа масаев.

Впоследствии подтвердились оба предположения. Масаи в этнической деревне оказались поджарыми, а масай Лешан – огромным негром в отличном дорогом синем костюме с хорошим галстуком.

масаи 1
Масаи в национальных одеждах

Масаи 3

Масай. Обратить внимание на ухо, - по масайским понятиям, так красиво.

Масаи 4

Нельзя фотографировать без разрешения

масаи 2

Слева направо: Сергей Язев, неизвестный масай, Михаил Гаврилов, второй неизвестный масай.

Масаи 5

Переговоры с масаем Лешаном не всегда были простыми. Лешан Лебаша, Михаил Меркулов и Сергей Евчик.


Челябинск www.avto74.com
22.01.14

2 января, 2014 "Фрагмент 32"


Двери хлопнули, мотор заворчал, и мы тронулись.
Сначала мы ехали по раздолбанной асфальтированной дороге. Вдали просматривалась то ли пустыня, то ли саванна с редкими деревьями, напоминавшими издали грибы с плоскими шляпками. Затем дорога превратилась в улицу, по обочинам которой потянулись заборы и низкие домики.
Заборы напомнили мне дачный подмосковный городок Томилино, - там старые самодельные дачки огораживались самодельными заборчиками из кусков ржавого кровельного железа, каких-то труб, перемотанных проволокой, и так далее (впрочем, так было 20 лет назад, - не знаю, как сейчас). Здесь было что-то подобное.

- Лодвар! – сказал Михаил Меркулов. – А вот сейчас будет интересно. Смотрите, слева!

На одноэтажных грязно-желтых строениях – лавках, мастерских, магазинчиках и ларьках замелькали рекламные вывески. Таких я не видел давно. Все они были изготовлены местными умельцами масляной краской по разнообразным поверхностям. Кривоватые буквы и наивные картинки, о шрифтах говорить не приходилось.

Перед началом нашей экспедиции я заглянул в «википедию». Там было лаконично сказано, что Лодвар – административный центр округа Туркана на северо-западе Кении. Население по данным 2005 года – чуть больше 19 тысяч человек. Имеются аэропорт, больница и католическая церковь. В городе развиты плетение корзин и туризм. В общем, типичный райцентр в пятистах километрах от столицы. Периферия земной цивилизации. Как говорилось в фильме «Кин-дза-дза», - «это тебе не Африка, родной. Это планета Плюк!»

Лодвар 2010 из Википедии

Лодвар сверху. Снимок взят в "Википедии", автор не указан.


- Вот сейчас будет! – предвкушая эффект, предупредил Меркулов. – Вот, смотрите!

Это было – да. В фасаде крошечного домика вплотную друг к другу располагались три двери, – каждая в отдельную фирму. На дверях краской были написаны названия. Посередине была дверь, шириной сантиметров в восемьдесят – видимо, такой же ширины был внутри коридорчик. Если, конечно, он (коридорчик) там был. Может быть, и не было. В таком случае, офис фирмы представлял собой крохотную кладовку без окон, где впору хранить метлу и швабру, и где с трудом мог уместиться один поджарый масай. На двери были знакомые знаки – «Fly 540». Так называлась авиакомпания, которая только что привезла нас с Евчиком в Лодвар.

- Это их офис! – почти задыхаясь от смеха, пояснил нам Меркулов, показывая рукой. – Отличную авиакомпанию вы себе выбрали!

- Других вариантов не было! – начал было оправдываться Гаврилов, покупавший нам билеты на «5-40». – На рейсе другой компании вы могли не успеть!

- Теперь это уже неважно, главное, что мы долетели! – сказал я.

Евчик вспомнил (видимо, с содроганием) наш перелет и принялся рассказывать, как бросало и болтало красный самолетик.

- А почему вы опоздали нас встречать? – спросил я тем временем Диму Семенова.

- Мы заезжали на гору, - видели, недалеко от аэропорта? – объяснил Дима. – Мы снимали с горы вашу посадку!

Джип затормозил и развернулся.

- Приехали! – сказал Гаврилов. – Выгружайтесь. Отель «Лодвар!»

Лодвар 1

В Лодваре. Купите обувь!

Лодвар 2

Отель. Лучшее место в Лодваре. Welcome!


Челябинск www.avto74.com
22.01.14

4 января, 2014 "Фрагмент 33"


На отель это походило меньше всего. Джип стоял на пустой площадке – видимо, это была автостоянка отеля, отгороженная от внешнего мира шлагбаумом и невысокой (точнее, не всюду высокой) кирпичной стенкой. Под ногами был мелкий утоптанный песок.


- Пойдемте! – сказал Меркулов. Я наклонился за своей сумкой, но меня опередил круглолицый водитель.
- Мы тут им сказали, что вы – большой босс, - пояснил Дима Семенов. – Так что вы уж их не разочаровывайте!

Я придал лицу выражение, которое, по моим предположениям, должно было соответствовать образу Большого Босса. Дима непочтительно хихикнул, водитель подхватил сумку, и мы двинулись. Сначала мы вошли в распахнутую дверь маленького домика, игравшего, видимо, роль проходной – напротив распахнутой двери зияла другая дверь – уже на территорию отеля.

- Это reception, - пояснил Меркулов.

На стене справа от двери висела карта страны. Слева стоял стол, над которым висел портрет президента. То ли отца нации Джомо Кениаты, то ли его сына, нынешнего президента страны Ухуру Кениаты. Поскольку эти два достойных сына Кении похожи, как минимум, по двум причинам, я еще не научился их различать.

За столом сидела миловидная изящная девушка, которая тут же встала и извлекла из выдвижного ящика толстый гроссбух. Нам с Сергеем Евчиком надлежало заполнить там соответствующие строчки, указав фамилии, место постоянного проживания и прочие важные для африканского отеля сведения о постояльцах. Девушка указывала темно-коричневым пальчиком, где следовало расписаться, а Семенов, откровенно посмеиваясь, снимал все это на видео.

- Что, – все, как в ЗАГСе? – спросил я его. – Похоже?
- Ну да! – отвечал Дима. – Я обязательно покажу эту картинку Ирине Григорьевне!

Мне и Сергею дали крошечные ключики. Церемония на этом завершилась, и мы вступили на территорию отеля. Там была еще одна обширная площадка, обнесенная кирпичным забором. Разница была только в том, что посередине площадки почему-то стояло большое дерево, зато машины сюда явно въехать не могли. Площадка напоминала огромную утоптанную песочницу.

- Здесь мы будем ужинать, – сказал Гаврилов. – Мы уже заказали ужин на улице!
- Да, ужин – это актуально! – хором сказали мы с Евчиком. Мы, по сути, ничего не ели уже целый день. А толком не спали гораздо дольше.


Отель лодвар 2
На фото: Сергей Евчик, Михаил Гаврилов и Михаил Меркулов у карты Кении.
отель Лодвар 1

На фото: «Утоптанная песочница». Территория отеля Лодвар.


Наша компания спустилась по каменной лестнице, и мы оказались на узкой пешеходной улочке, выложенной плиткой и местами зацементированной. Слева и справа тянулись одноэтажные кирпичные постройки, заштукатуренные и покрашенные в пыльно-желтый цвет. Для крыш был использован металлический профильный настил. Справа на дорожку выходили страшные железные двери, покрашенные в нелепый голубой цвет. Это напоминало а) ряд ворот в каком-нибудь гаражном кооперативе, б) ряд дверей в тюремном коридоре (как я однажды читал лекции в тюрьме, – когда-нибудь расскажу отдельно). На дверях черной масляной краской были выведены надписи: «9 – Дамаск», «8 - Аддис-Абеба», «7- Каир» …

- Это номера отеля, - пояснил Михаил Меркулов. – Я, например, живу в «3 - Триполи…»

Я подумал, что тот работник отеля, который придумал дать каждому номеру название какой-нибудь африканской столицы, вероятно, очень гордится своей креативностью.

- Вас, как большого босса, поселили в номере один, - сказал Семенов.
- То есть в самом далеком номере, - уточнил я. – Наиболее удаленном от мест принятия пищи, погрузки в транспорт и вообще выхода из этого славного места.
- Ну, тут уж ничего не поделаешь, - сказал Дима. – Неизбежная плата за почет.

Мы прошли до самого конца дорожки, упиравшейся в высокую каменную стену, которой была огорожена территория отеля. Направо синела железная дверь с надписью «1 – Кейптаун». Сергей Евчик остановился чуть раньше и уже начал чем-то
лязгать возле предыдущей двери – «2 – Тунис».

Водитель поставил на цемент мою сумку, слегка поклонился и пошел обратно по дорожке.

Дверь номер один была закрыта на здоровенный гаражный засов. В петлях засова висел миниатюрный игрушечный замочек, к которому отлично подошел выданный мне ключик. Засов с лязгом открылся, и мы вошли.





Челябинск www.avto74.com
22.01.14

5 января, 2014 "Фрагмент 34"


Номер представлял собой квадратную комнату примерно четыре на четыре метра. Два окна были затянуты снаружи мелкой металлической сеткой, а каждое окно представляло собой весьма своеобразную конструкцию – металлическую решетку с горизонтальными прутьями, к которым были прикреплены стеклянные полоски жалюзи.

Полоски поворачивались, и таким образом, окно можно было закрыть (стекло становилось сплошным), или, повернув полоски, открыть. Было похоже, что стекло не мыли очень давно. Может быть, даже никогда.

В середине номера стоял огромная двуспальная (как минимум) кровать, обнесенная со всех сторон марлевой клеткой. Марля была натянута на металлический каркас кубической формы и свисала до пола. Над марлевым балдахином на потолке располагался вентилятор.

- Это от комаров, - пояснил Михаил Меркулов, который зашел в номер вместе со мной и с Димой.
- Малярийных? – мрачно спросил я. Нескольких комаров я увидел сразу. Они смирно сидели на марле снаружи и, видимо, дожидались, когда я открою полог, чтобы пробраться внутрь марлевой крепости и поразить меня ночью.

- Конечно, - а каких же еще! – ободряюще сказал Дима. – Других тут не бывает. Давайте, я Вам санузел покажу!

Отель лодвар 3

Сергей Евчик под марлевым балдахином в номере Дмитрия Семенова.

Он уверенно пошел к двери справа от кровати под балдахином, обойдя стоявший у стены стол. Стол был накрыт видавшей виды темно-синей скатертью с подозрительными пятнами. Что касается стола, то, вероятно, он испытал в своей жизни большие статические (а возможно, и динамические) нагрузки, поскольку был заметно продавлен посередине. На столе стоял две пластиковые бутылочки с водой без видимого осадка, что было уже неплохо.

Раздался сильный удар железа о железо – это Дима распахнул дверь в санузел, и она с размаху ударилась о металлическую раковину, которая почему-то находилась сразу за дверью слева. Кроме древней помятой раковины с очень старым краном, возле окна с решеткой, сеткой и стеклянными жалюзи, здесь пребывал дешевый унитаз с видавшим виды сиденьем.

- А двери надо закрывать, - комары налетят! – произнес сзади Гаврилов, который тоже пришел посмотреть, как я тут устраиваюсь. Он затворил за собой входную дверь, закрыв ее (с лязгом) на мощный засов изнутри.

- Тут есть и душ! – сообщил Семенов. Действительно, из потолка торчала медная (судя по внешнему виду) головка душа. Никаких признаков душевой кабины либо занавески не было – вода, согласно замыслу, должна была падать на цементный пол и стекать в специальное отверстие. Можно было спорить на деньги, что слив был, как минимум, затруднен. А возможно, даже забит намертво.

- А как его включать? – поинтересовался я.
- А вот!

Из стены (прямо из штукатурки) выглядывал небольшой медный краник. Раньше я не видел таких никогда – разве что на реликтовых музейных самоварах. Трубы были спрятаны в стену под штукатурку и себя никак не проявляли.

- Ну, и как оно? – с интересом спросил Меркулов, ожидая моей реакции.
- Все отлично! – сказал я. – На Маракее мы вообще мылись дождевой водой. А тут хотя бы вода есть. Наверно....

Я повернул кран над раковиной, он зашипел, и из него изверглась тощая струйка.

- Горячей воды нет, - сказал Меркулов. - Но в Африке в этом нет необходимости!
- Короче, устраивайтесь, - сказал Дима. – Когда ужин будет готов, я Вас позову.
- А переходник для зарядки у вас есть?- спросил я.

- Сейчас принесу! – сказал Меркулов, отодвинул засов и отправился в свой «3 – Триполи». Пара комаров немедленно влетели в номер и устроились на стене.

- А где тут мухи це-це? – мрачно спросил я.
- Они будут днем, - пообещал Дима. – А сейчас уже вечер…

- Кстати, можно обойтись и без переходника, - заявил Гаврилов. – Вилки наших электроприборов с некоторым трудом, но все-таки вставляются в два отверстия африканских розеток. Но для этого надо предварительно в третье отверстие тоже что-нибудь забить – тогда отожмется внутреннее запорное устройство, не позволяющее пользоваться отечественными вилками. Но у меня для этого есть специальное приспособление!

Он извлек из кармана пластмассовую расческу и вонзил ее в третье отверстие розетки, после чего я поспешно забил в оставшиеся два вилку зарядника телефона. Мобильник удовлетворенно пискнул, оповестив мир, что еще жив, и принялся жадно насыщаться африканским электричеством.

Появился Меркулов и вручил мне (только с возвратом!...) цивилизованный переходник, купленный в Найроби. Я немедленно поставил заряжаться аккумулятор фотоаппарата.

- Ну, давай, располагайся! – сказал Гаврилов.

Они ушли, я захлопнул за ними дверь и с лязгом закрыл засов. Было жарко и душно. На потолке медленно раскручивался вентилятор, но толку от него не было никакого.

- Это тебе Африка, родной! – вслух сказал я.



Челябинск www.avto74.com
22.01.14

6 января, 2014 "Фрагмент 35"


Главное было помыться после почти двух суток в четырех самолетах. Я распаковал сумку и рюкзак, вытащил немногочисленные тряпки, поставил к стене на пол пакет Duty-Free с двумя литровыми бутылками виски ( не уронить!...не пнуть!...) и отправился в душ.
Поворот медного краника на 90 градусов вызвал к жизни (не сразу) хилую струйку из-под потолка, которая, впрочем, вскоре усилилась. Жизнь на глазах становилась лучше. Я бы даже сказал, более лучше. Даже флегматичные комары на потолке уже не так повергали меня в трепет своей потенциальной малярийностью, как получасом раньше.


… Оставляя мокрые следы, я вошел в комнату и хлебнул из пластиковой бутылки на столе. Вода была невкусной, но это была вода. Есть уже не хотелось – по-видимому, организм понял, что ждать еды бесполезно, и отключил соответствующие потребности, чтобы не дразнить зря нервную систему.


На улице было по-прежнему жарко, хотя солнце заметно приблизилось к горизонту. На мой стук открылась синяя дверь Димы Семенова. На столе у Димы стояли десятки пластиковых бутылок, – половина уже без воды. Дима сидел в кресле (шезлонге) и пытался выйти в интернет с помощью своего айпада (или айфона). Это получалось, но не очень успешно – интернет тут был дохловатый.


- Держи привет с родины! – с облегчением сказал я, передавая, наконец, трехсотмиллиметровый объектив (спасибо Алексею Шевелеву!..) и камеру Canon нашей обсерватории. Техника доехала в моем рюкзаке вполне благополучно.


Затем последовала передача долларов, уже два дня скучавших во внутреннем кармане жилета. Диме и Михаилу Меркулову предстояло после затмения восхождение на Килиманджаро, что требовало существенно увеличить расходную часть их бюджетов. О том, что в будущем году нам с Димой предстояло отдавать немалые долги, лучше было пока не думать.


- Как вы тут? Что с местом для наблюдений? Прочитал ли Гаврилов свою лекцию? – выдал я серию наболевших вопросов.


- Все живы. Про наблюдения я предлагаю поговорить за ужином – заодно обсудим план завтрашних действий,- сказал Семенов. – А что касается великой лекции Гаврилова….


… Дело было в следующем. Когда Гаврилов бодался с Лешаном по поводу цены за проживание в Лодваре, наш брат-масай спросил его, не могли бы мы прочитать лекцию о солнечном затмении в местной школе. Гаврилов немедленно ответил, что мы, конечно, готовы. Узнав об этом, я купил в Торговом комплексе в центре Иркутска глобус (с надписями на русском языке, - англоязычного глобуса не нашел, а времени на дальнейшие поиски не было). Этот глобус мы водрузили на стол во время пресс-конференции в астрономической обсерватории, откуда Семенов с Меркуловым отбыли прямо в аэропорт на университетской машине. Они уже зарегистрировались к тому времени на рейс, посадочные талоны лежали у них карманах, а до посадки оставались какие-нибудь полчаса.


Я объявил, что этот глобус останется в Африке и будет подарен от имени Иркутского госуниверситета кенийским детям. Журналисты записали эту важную информацию.

Я хотел торжественно вручить Семенову коробку с глобусом, но тот улизнул, подхватив свой чемодан. Тогда я настиг Меркулова уже на улице и всучил ему картонную коробку. В результате он поднялся по трапу на самолет с глобусом в руках, – как настоящий просветитель. Я думаю, он был первым в истории русским астрономом, который привез глобус сначала в Стамбул, а потом в Найроби, – не говоря уже о Лодваре.

Когда Диме и Михаилу через много лет будут заказывать памятник в центре Иркутска, их обоих надо обязательно изобразить возле телескопа, с рюкзаками на плечах – и одного из них с глобусом в руке.


36 пресс-конференция

Пресс-конференция в обсерватории ИГУ за час до вылета первого отряда экспедиции. Перед Михаилом Меркуловым - пресловутый глобус. Дмитрий Семенов в размышлениях о будущей судьбе глобуса.

36 пресс-конференция 2

После пресс-конференции. Слева направо: Михаил Меркулов с глобусом в руках, Дмитрий Семенов с чемоданом, но без глобуса, Вадим Мельников и другие журналисты. Враги, выкопавшие вчера ров возле обсерватории, не смогли сорвать пресс-конференцию.


Челябинск www.avto74.com
22.01.14

6 января, 2014 "Фрагмент 36"


Надо заметить, что у нас с Гавриловым уже был опыт чтения лекций о затмениях в экзотических точках планеты. Дело было, в частности, на острове Маракей (Республика Кирибати) в июле 2009 года.

Мэр острова господин Джейкоб Тебау посетил нас и сделал важное заявление. Католическая церковь не скрывает, сказал он, что послезавтра будет затмение. Но она не объясняет, почему затмение происходит. Не могли бы русские ученые рассказать детям, в чем тут дело?

Русские ученые, конечно, согласились. Меня повели к младшим детям, а Гаврилов пошел к старшим, - на другом конце деревни.

Лекция проходила так. Примерно сто двадцать детей возрастом до 12 лет расселись на бетонном полу под гигантским навесом из пальмовых листьев, укрепленных на сложном каркасе из жердей. Это сооружение, именуемое на местном наречии манеабой, спасало от тропических ливней, но было без стен. Зато здесь были две школьные доски, на которых я мелом изобразил Солнце, Землю и Луну. Местная учительница мне помогала, и переходя на местный язык, объясняла те фрагменты моего текста, которые дети не понимали по-английски.

Это продолжалось около получаса. Детей отпустили, меня посадили на мотоцикл и повезли к другому концу деревни, где продолжалась лекция Гаврилова. Там его слушали старшие школьники (тоже не менее сотни). Гаврилов ловко манипулировал двумя кокосовыми орехами, изображавшими Землю и Луну, и чертил на доске схему затмения. Думаю, что уроки кокосовой астрономии в исполнении бледнолицего Гаврилова произвели неизгладимое впечатление на темнокожих школьников Маракея.

После затмения 2009 года, по возвращении на столичный остров Тарава, мы услышали по радио замечательную историю. Оказывается, во время затмения на острове Бутаритари возникла паника, народ бежал, сломя голову. А поскольку бежать на небольшом острове было особенно некуда, многие прятались в океане, забираясь по горло в воду. А вот на острове Маракей, - сообщила дикторша, - паники не было, потому что русские ученые заранее все объяснили о затмении местным школьникам, а те рассказали своим родителям!

Не было предела нашей гордости истинных просветителей.

Именно поэтому, когда Гаврилов сообщил о предстоящей лекции, я сейчас же пошел покупать для нее глобус. Лекция была назначена на 31 октября, - в этот день мы с Евчиком были еще в Иркутске, поскольку я отвечал за прием иностранных гостей, прибывших в университет по случаю 95-летия нашего вуза, а значит, и прием, и мой вылет перенести было невозможно. Поэтому честь читать великую лекцию неизбежно пала на Гаврилова (Дима Семенов тоже мог бы рассказать о затмении, но, к сожалению, кенийцы не выучили к этому времени русский язык).

- Так что насчет лекции Гаврилова? – переспросил я.
- Она состоялась! - сказал Дима. – Собралось около сотни.. гм… школьников.
- Глобус пригодился? – спросил я.
- Еще бы! – ответил Дима. – Гаврилов им активно пользовался все полтора часа.

Я был в шоке.

- Подожди, - сказал я. – Лекция продолжалась полтора часа? И что, все выжили?
- Ну, может быть, час двадцать, - уточнил Дима. – Гаврилов был детален, скрупулезен и досконален, – впрочем, как и всегда. Он рассказал о затмении ВСЁ. Но его слушали внимательно, никто не ушел, да еще и вопросы задавали! Причем вполне осмысленные вопросы.

- Это здорово, - сказал я. – Традиция соблюдена. А глобус школе подарили? Мы же всем иркутским журналистам обещали, что глобус будет подарен африканским школьникам!...

- Нет, - сказал Дима. – Как-то мы про это забыли. А когда вспомнили, уже и дарить-то было особенно некому…
- И где он?
Дима кивнул на угол, где явно просматривалась знакомая коробка.

- Блин, - сказал я. – И что с ним теперь делать? В школу уже не успеть, тем более, что завтра воскресенье (послезавтра рано утром мы должны были покинуть Лодвар). Не везти же его обратно в Россию?

Семенов засмеялся.

- Ну, уж нет, - сказал он. – Подарим кому-нибудь. Что мы – не найдем, кому подарить?
- Но для иркутских журналистов – это подарок детям Африки! – предупредил я.
- Заметано! – сказал Дима. – Вот так и рождаются мифы. Законы пиара, – куда деваться...

37 школа в Лодваре
Директор школы в Лодваре.

37 слушатели Гаврилова

Перед началом великой лекции в Лодваре. Слушатели Гаврилова.

37 лекция Гаврилова

Начало лекции о солнечном затмении. Слева направо: Михаил Меркулов, Михаил Гаврилов, Евгений Каменев. Перед Гавриловым - коробка с глобусом из Иркутска.

Снимки Дмитрия Семенова



Челябинск www.avto74.com
22.01.14

7 января, 2014 "Фрагмент 37"


Раз уж речь зашла о манеабах Кирибати, отвлекусь еще раз от кенийского повествования. Невозможно не рассказать. В отчете для сайта федеральной «Комсомольской правды» летом 2009 года я об этом, помнится, не писал - да простят меня господа Сунгоркин и Лаговский.
… В главной манеабе острова Маракей, в памятном 2009 году, однажды вечером мы были усажены рядом с мэром на циновки, постеленные на бетонный пол – в центре, на почетных местах. Собралась вся деревня, народ сидел на циновках из пальмовых листьев, на полу во множестве стояли помятые алюминиевые чайники, откуда можно было пить воду из носиков. Стояла кромешная экваториальная ночь, но по случаю события где-то тарахтел дизель, вырабатывая общественное электричество, и под высоким потолком манеабы горели люминесцентные лампы.

Мы с Гавриловым, восседая ошую и одесную мэра, с чувством исполняемого долга строго осматривали помещение. Местные коричневые пацаны в шортах и футболках возились с аппаратурой, подключая большие колонки. Наконец, загремела музыка, мэр гордо покосился на нас, и местные девушки с венками на голове, груди и талии двинулись на нас, начиная демонстрацию народных и не совсем народных танцев.

Зрелище впечатляло. Главным элементом танца было ритмичное размахивание той частью тела, которая уже обсуждалась в одном из предыдущих фрагментов. Надо заметить, что девушки владели этим искусством в совершенстве. А уж одна из них была просто выше всяких похвал!

Мэр по-хозяйски комментировал происходящее. Он подтвердил, что это самая лучшая танцовщица на острове. И бабушка ее отлично танцевала, и мать (тут мэр нервно сглотнул) - тоже. Это у них врожденное!

Затем, наклонившись ко мне, мэр доверительно сообщил следующее. Католическая церковь,- сказал он вполголоса, - конечно, вещь хорошая, но вот кое о чем можно пожалеть. Раньше девушки танцевали народные танцы, будучи одетыми В ОДНИ ЦВЕТЫ! А сейчас – он кивнул на танцующих,– церковь предписывает надевать цветы поверх обязательных блузок и юбок. А вот раньше!... - мэр глубоко вздохнул от нахлынувших воспоминаний и покачал головой.

Мэру острова, как он поведал нам ранее, было 63 года, и был он отцом 13 детей. Вот уже второй раз он осторожно высказывал некоторое несогласие с политикой католической церкви на острове.
- Наш человек! – одобрительно сказал про него Дима.

Надо заметить, что девушки даже в юбках и блузках (а также, как я уже сказал, в венках из свежих цветов на головах и шеях) выглядели вполне эротично. А уж после того, как они, неистово размахивая изящными попами (долго думал, не нашел подходящего эвфемизма, и оставил как есть), угрожающе приблизились, нацепили нам на головы венки и начали приглашать к танцу, - стало просто непонятно, куда деваться!

Почетный гость мэра, бледнолицый Алексей Шевелев с венком на голове не смог усидеть. Отклонив посягательства танцующей коричневой островитянки, он соскочил со своей циновки и начал непрерывно щелкать затвором фотоаппарата, обегая всю композицию со всех сторон. Я позорно убежал вслед за ним, следя за танцующими через включенную видеокамеру, выпрошенную в Иркутске у фотожурналиста Димы Дмитриева. Семенов откровенно веселился, глядя на весь этот цирк. Они продолжали неприступно сидеть с мэром и Гавриловым в роскошных венках на голове и выглядели, как персонажи древнегреческих мифов. Я уже позднее понял, что фотографировать нужно было не девушек, а нас - то еще было зрелище.

Прочее население деревни с детьми и стариками сидело позади нас и тоже наслаждалось замечательной тонизирующей самодеятельностью.

- Вот что иногда случается в местных манеабах! - назидательно сказал Дима вечером, когда мы по кромешной темноте под дождем вернулись в свое пристанище на берегу океана.

… А в целом манеабы в Кирибати используются как клубы. Сюда можно прийти вечером попить водички из чайника, хлебнуть пальмового вина, поиграть в шахматы или нарды, или просто посидеть и обсудить новости. Если, конечно, остров Маракей еще не ушел под воду в связи с глобальным потеплением. В Кении аналогов манеаб мы не видели. Разве что, судя по снимкам Семенова, актовый зал школы Лодвара слегка напоминал манеабу Кирибати....

- …Говорят, что ужин готов! – сказал Гаврилов, материализовавшись в двери номера. – Можно идти!

- Сергей Арктурович, вы – захватите…. ? – напомнил Дима.
- А как же! Сейчас принесу, - сказал я и отправился к себе в Кейптаун за пакетом из Duty Free.

37 манеаба Кирибати

Фото из 2009 года. Строительство деревенской манеабы на острове Маракей. На деревянный каркас, собранный мужчинами, будут навешаны блоки из пальмовых листьев, изготовленные женщинами. Манеаба - это клуб, танцплошадка, актовый зал etc, главное место для общественных собраний (помимо церкви).



Челябинск www.avto74.com
22.01.14

8 января, 2014 "Фрагмент 38"


Под деревом посреди площадки из утоптанного песка стояли три красных пластмассовых китайских столика, приставленные вплотную друг к другу. Их окружали семь белых пластмассовых кресел. Такие столики есть во всех точках мира. Я могу спорить, что они есть и в Антарктиде. Я даже могу предположить, что их можно будет обнаружить на Луне и, возможно, на Марсе. Китайская промышленность, производящая летние столики, похоже, способна обеспечить потенциальных потребителей со всей Солнечной системы.
Я водрузил на стол литровую бутылку виски и сел в кресло. Появление бутылки было встречено одобрительными возгласами.
Нас оказалось семеро – в белых креслах вокруг красного стола. Помимо Михаила Гаврилова, Дмитрия Семенова, Михаила Меркулова, Сергея Евчика и меня, в команде оказались еще два молодых человека.

38 за столом все

На фото1: Михаил Гаврилов, Дмитрий Семенов, Михаил Меркулов, Илья Котовщиков.


38 за столом Меркулов

На фото 2: Виски, Михаил Меркулов.


38 за столом Илья
На фото 3: Сергей Евчик, Илья Котовщиков.

Илья Котовщиков, сотрудник Новосибирского планетария, прибыл в Кению самым первым из нас. Директор планетария Сергей Юрьевич Масликов, один из организаторов успешных массовых наблюдений полного солнечного затмения в Новосибирске в августе 2008 года, а также участник наблюдений затмений 2009 года в Китае и 2012 года в Австралии, командировал Илью в Кению, снабдив его отличной фотоаппаратурой и ответственным заданием. Илья должен был получить снимки пейзажа во время затмения с помощью широкоугольного объектива. Такие снимки можно было впоследствии демонстрировать на куполе планетария. Возможно, кто-то когда-то ранее и проводил подобные съемки в мировой истории, но нам такие случаи известны не были.

Кроме того, Илья рассчитывал снять на видео бегущую по земле тень Луны, а для этого предполагалось залезть куда-то повыше, где были бы максимальный обзор и открытое пространство. Третья задача заключалась в том, чтобы снять на видео реакцию местного населения, - все это тоже делалось для будущих сеансов планетария.

Илья прибыл сюда с помощью другой (не Лешановской) туркомпании, которая снабдила его автомобилем с водителем. Правда, автомобиль был поменьше – не джип.

Еще один наш новый товарищ прибыл из Германии. Несмотря на его типичное немецкое имя (Евгений Каменев), жил он когда-то в советском Кахзахстане до своей эмиграции. Евгений – фотохудожник. Его замысел был таким. В момент солнечного затмения он собирался сфотографировать силуэт человека (какого-нибудь масая) на фоне солнечной короны. Для этого позирующий, естественно, должен был находиться примерно в километре от фотографа, стоя на прямой, соединяющей фотокамеру, масая, Луну и Солнце. Выстроить такую диспозицию было явно непростым делом, но Евгений был настроен на победу. Подобные съемки ему уже удавались. 10 мая 2013 года он получил отличный кадр во время кольцеобразного солнечного затмения в западной Австралии.


каменев 3

Австралийское фото Евгения Каменева. По-моему, очень неплохо. Высший пилотаж, и никакого photoshop`а.


каменев 2


Фото, взятое в fb Каменева. Евгений Каменев и дети Кении.


38 за столом Женя


На фото справа - Михаил Гаврилов, сотрудница отеля, Евгений Каменев и наш ужин

Еще один проект, который собирался реализовать Каменев, заключался в записях серии видеоинтервью с интересными, по его мнению, людьми в разных уголках Земли. В результате в будущем должна появиться некая иллюстрированная книга.
Евгений назвал себя сумасшедшим, - в том смысле, что пока что его проекты не приносили особых доходов, но требовали немалых расходов. Но он не сомневался, что его усилия рано или поздно дадут свои плоды. Кроме того, ему было просто интересно, и это было самое главное.

Женя Каменев - действительно отличный фотограф. В это можно убедиться здесь

https://www.facebook.com/kamenew.eugen?fref=ts

Мы с Ильей впервые пожали друг другу руки (раньше контактировали только посредством электрической, как говорит один мой товарищ, почты). Затем сделали то же самое с Евгением. Официальная часть церемонии была завершена.

- Предлагаю налить, пока несут ужин! – сказал Семенов и расплескал первую порцию по пластиковым стаканчикам. – За встречу на кенийской земле!

Спешившая к нам девушка с подносом опоздала. Первый стаканчик пошел без закуски. И сразу начался рассказ о том, что успели первопроходцы экспедиции до нашего с Сергеем прилета в Лодвар.



Челябинск www.avto74.com
23.01.14

10 января, 2014 "Фрагмент 39"


Наши товарищи успели очень много.

Пользуясь несметными запасами информации – картами, таблицами и прочими специальными файлами в ноутбуке Гаврилова, а также выходя в хилый африканский интернет через многое повидавший «Самсунг» Димы Семенова, первый отряд экспедиции выбрал место для наблюдений затмения.
Во-первых, наблюдательный пункт должен был размещаться, естественно, внутри полосы затмения. Так именуется полоса, вдоль которой со скоростью около одного километра в секунду бежит тень Луны. Поскольку Луна на этот раз была чуть дальше от Земли, чем обычно, диаметр лунной тени не превышал пятнадцати километров. Это означало, что нужно было с особой точностью выбирать точку для наблюдений. При ширине полосы в триста километров, как это обычно бывает, смещение на десяток-другой километров в сторону от центральной линии не критично. В случае же затмения третьего ноября 2013 года подобная неточность могла привести к трагическому результату: легко было выскочить за пределы полосы и совсем не увидеть полной фазы (а значит, и солнечной короны)! Кроме того, максимальная продолжительность затмения на центральной линии составляла всего 15 секунд. Смещение в сторону привело бы к сокращению и без того мизерного промежутка времени.

Во-вторых, задачи, поставленные перед наблюдателями, требовали обязательного подъема на возвышенность, откуда открывалась бы панорама в западном направлении. Поэтому предстояло найти холмы и горы (которых в этой вулканической местности предостаточно), западные склоны которых были бы обращены к равнине.

Наконец, в-третьих, пункт должен был находиться в пределах реальной доступности! Требовалось подобраться на автомобиле как можно ближе к выбранной точке, а затем забраться на возвышенность за разумное время. Кроме того, нужно было успеть засветло спуститься обратно к машине, пока не наступила кромешная кенийская ночь.

И еще одно важное обстоятельство следовало учесть. Еще в Иркутске было ясно, что шансы на хорошую погоду оценивались (исходя из многолетних данных) примерно в 50%. Опыт наших предыдущих экспедиций подсказывал: надо обязательно страховаться, нельзя «класть все яйца в одну корзину». Наблюдательных пунктов должно быть несколько! Их следовало разнести на приличное расстояние друг от друга. Тогда плохая погода в одном пункте не обязательно погубила бы весь проект.

Как Чапаев, склонившись над картой предстоящего сражения, смотрели ребята в монитор видавшего виды гавриловского ноутбука. Увеличенную карту севера Кении пришлось внимательно изучить, анализируя подходящие точки на центральной линии вблизи от Лодвара.

После долгого анализа и жарких обсуждений на карте, наконец, появились два пункта. Расстояние между ними составляло чуть более пятидесяти километров, и это заметно повышало шансы получить снимки солнечной короны даже в том случае, если одному пункту помешала бы погода.

Оба пункта располагались почти на центральной линии полосы полной фазы затмения и лежали, соответственно, к северо-востоку от Лодвара – примерно в шестидесяти километрах, неподалеку от западного берега озера Туркана, – и к северо-западу от Лодвара, примерно на таком же расстоянии. В окрестности выбранных пунктов вели от города две автомобильные дороги.

A1_1_mark

Карта театра военных действий. Серым цветом показан полоса затмения, тень Луны пробегает вдоль полосы слева направо (с запада на восток). Голубыми овалами отмечены выбранные пункты наблюдений. Справа берег озера Туркана. Городок Лодвар справа в нижней части изображения. От Лодвара к пунктам наблюдений ведут автодороги.


Челябинск www.avto74.com

Написать комментарий
Участники клуба оставили сообщений: 37064
Последний зарегистрированный участник клуба: Диментий